top of page
В мастерской я забывала об одиночестве…
2 декабря 2022 года исполнилось 90 лет со дня рождения нашей прихожанки
художницы Лидии Леонтьевны Егоровой (1932‒2018). В нашей галерее
«Андрей Рублев» готовится выставка картин Лидии Леонтьевны Егоровой.
Предлагаем вниманию читателей отрывок из ее воспоминаний.
Лидия Егорова1.jpg

В мастерской я забываю об одиночестве, и сердце горит вместе с художником ХV века, терзаясь его думами и болями... Мои родители были далеки от искусства. Мама, Вера Михайловна, ‒ ткачиха‚ отец, Леонтий Васильевич, ‒ грузчик. Дед работал до 1917 года гравером по серебру, а бабушка была белошвейкой на дому. Своих родителей они не знали, оба были из сиротского дома. Я родилась в 1932 году в Москве. Сколько себя помню, любила рисовать. Всегда хотела стать художником. В 13 лет пришла в изостудию при клубе, где и встретила своего первого учителя Владимира Александровича Роопа, с которым не теряла дружбу до конца его жизни. Он был страстным пейзажистом и эту любовь к природе передал и нам, его ученикам. Подрезково, Фирсановка, Крюково, Покровское-Стрешнево, Коломенское ‒ любимые места, куда мы ездили на этюды. С его благословения я поступила после семилетки в Художественное училище памяти 1905 года. Наибольшее влияние на меня оказали два художника‒педагога: С.Г. Григорьев (рисунок) и С.Н. Костин (живопись).

После окончания училища наступили трудные времена: нужно было зарабатывать на жизнь и находить время для живописи. Замужество только осложнило мой путь к творчеству, добавило проблем. Я стала вести изостудию при доме пионеров увлеклась работой с детьми. Многие из моих учеников окончили художественные учебные заведения и стали художниками.

Стремление к совершенствованию своего профессионального уровня привело меня в студию им. И.И. Нивинского. Заведующая отправила меня за разрешением в Союз художников, поскольку я еще не была членом союза. Мои крошечные офорты увидел Евгений Сергеевич Тейс‚ руководитель студии, и властно сказал: «Никуда она не пойдет. Пусть приходит и работает в нашей мастерской».

В Союз художников я вступила в 1974 году. Несколько лет с увлечением занималась офортом под началом известного офортиста Николая Никифорова. Затем отдала предпочтение литографии и создала несколько серий работ, в том числе «Диалоги Платона», «Андрей Рублев и его время» и др. Почему я пришла к этим темам? В то время меня потянуло познакомиться с философской литературой. Конечно, о глубоких знаниях не было речи: напряженная творческая работа не оставляла свободного времени. Мне посоветовали прочитать «Диалоги» Платона. От МОСХа была организована поездка в старые русские города: Псков и Новгород. Два дня нас водил по храмам экскурсовод новгородец А. Ануров, глубоко знавший древнерусское искусство. Его прекрасная русская речь изобиловала древнерусскими изречениями, завораживала и увлекала всю нашу группу. Когда мы вернулись из поездки, мне захотелось создать что-то значительное. Я вспомнила о Платоне и его «диалогах». В рассуждениях о душе Платон был близок к христианству. Литографом я была начинающим, но в нашей творческой мастерской в то время мастером по печати работал Виктор Бескровный, обладавший не только блистательной техникой, но и большим творческим чутьем. За три месяца я создала с его помощью серию из 8 листов цветных автолитографий. Это были дни настоящего вдохновения и напряженного труда.

Другая серия литографий «Андрей Рублев и его время» родилась после большого горя, когда ушла из жизни моя мама, в 1982 году. С 1983 по 1986 год я работала с В. Бескровным над серией, посвященной гениальному художнику-монаху Андрею Рублеву. Мастерская открывалась в 9 утра. Я входила вместе с мастерами и уходила вечером вместе с ними. В мастерской я забывала об одиночестве, и сердце горело вместе с художником ХV века, терзалось его думами и болями о сгоревших храмах, наполнялось тишиной безгласного мира его знаменитой «Троицы». В итоге мне удалось создать 17 листов цветных автолитографий. Дважды они удостаивались прекрасных мест на выставках: в Музее народной графики на Сретенке и на выставке художников-журналистов «Дорога к храму» в фотоцентре на Гоголевском бульваре. Когда мне представилась возможность сделать персональную выставку в офортной студии им. И.И. Нивинского, я показала там все 17 листов.

Вслед за этой серией я посвятила древнерусской истории еще 6 листов серии «Задонщина» (Куликовская битва). Труд на литографских камнях довольно тяжелый, и следующую серию «Сергий Радонежский» я решила писать масляными красками. Сергий Радонежский ‒ мой любимый и почитаемый святой. С давних времен я любила ездить в Загорск (теперь ему вернули прежнее название Сергиев Посад). До сего времени меня поражает убежденность и сила веры святого, его твердость в отказе от земных благ и власти. В 1990 году я вернулась к масляной живописи. Мне посчастливилось купить домик в Ивановской области, и я смогла каждое лето заниматься живописью на природе. Осенью, возвращаясь в Москву, привожу 10‒15 работ и множество этюдов. Любимые мотивы: поля, стога, живописная речка Войшига в зарослях тростников, с золотыми кувшинками и белокрылыми гусями у воды. Я вспоминаю русское классическое искусство. меня вдохновляет живопись А. Саврасова, Ф. Васильева‚ И. Архипова, В. Серова‚ В. Сурикова, М. Врубепя, А. Иванова. Конечно, я люблю и художников европейской школы: Сезанна, Ван Гога, Ренуара, Гогена, Матисса, Рембрандта и других. Если в музыке я люблю мелодичность, то в живописи ‒ реальную красоту природы. В тяжелые годы перестройки меня поддержала Тамара Гавриловна Пономарева, которую я вспоминаю с благодарностью. Она увлеклась моей живописью, купила несколько работ и поддерживала меня морально и материально, когда я была в тяжелом безденежье. С ее помощью недавно в рамках благотворительности прошли мои персональные выставки в Англии и Америке. Я постоянно участвую в выставках Московского союза художников. Много моих работ находится в частных коллекциях, в том числе в семье моего учителя В. Роопа, в семье Степановых и за рубежом ‒ в Голландии, Англии, Америке.

press to zoom

press to zoom

press to zoom

press to zoom
1/10
bottom of page